15 декабря, Пятница


Иранское правительство вышло из-под стражей

Аналитический Центр

A- A A+

Формирование нового правительства Ирана, которое будет руководить страной в период правления переизбранного на второй срок президента Хасана Роухани, вступило в решающую фазу. Иранский парламент завершает обсуждение кандидатур членов нового кабинета, состав которого законодатели утвердят 14 августа. Главные перестановки произойдут в Минобороны, Минэнерго и Минэкономики, в то время как лицо внешней политики Ирана эпохи нормализации отношений с Западом — глава МИДа Мохаммад Джавад Зариф вместе с другими реформаторами сохранит свой пост. Перед новым иранским правительством стоят крайне непростые задачи — не потерять темп реформ и избежать возобновления конфронтации с Америкой после того, как президент США Дональд Трамп подписал закон о дополнительных санкциях против России, Ирана и КНДР.

Новому правительству — новые санкции

Формирование нового иранского правительства станет завершающим шагом на пути обновления исполнительной власти после состоявшейся в конце прошлой недели инаугурации переизбранного на второй срок президента Хасана Роухани.

Представленный на рассмотрение законодателей состав нового правительства уже вызвал ожесточенные споры о том, удастся ли президенту-реформатору Хасану Роухани сохранить свой прежний курс в условиях нарастающего давления со стороны США, создающих широкую коалицию против Тегерана.

Своеобразным американским «подарком» Хасану Роухани ко дню его инаугурации стал подписанный президентом США Дональдом Трампом закон о новых беспрецедентных санкциях против России, Ирана и Северной Кореи.

«Несмотря на то что новый закон формально объединил три страны в мировую “ось зла”, сравнивать воздействие новых американских санкций на Иран и Россию весьма сложно, учитывая, что Тегеран научился жить под западными санкциями с момента исламской революции 1979 года и за последние десятилетия в стране сформировалась “экономика сопротивления”. Тем не менее ужесточение американских санкций может нанести новый удар по иранской экономике, перекрыв доступ в страну передовых технологий и отпугнув международные компании в связи с новыми инвестиционными рисками»,— пояснила “Ъ” старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадаи.

В свою очередь, по мнению эксперта Российского совета по международным делам Максима Сучкова, «учитывая, что под санкции попал военно-промышленный комплекс Ирана, это открывает для иранских властей окно возможностей для более тесных контактов по этой линии с российскими компаниями, которые находятся в похожем положении».

В ситуации усиливающегося давления со стороны США новому кабинету в Тегеране придется вырабатывать ответ на новые санкции, чтобы свести их ущерб к минимуму и не допустить возвращения в эпоху полномасштабного противостояния с США и Западом. Кроме того, правительству Роухани предстоит решать крайне непростые задачи дальнейшей экономической модернизации, создания новых рабочих мест и привлечения иностранных инвестиций, балансируя между главными центрами силы — духовным лидером ИРИ аятоллой Хаменеи, парламентом и могущественным Корпусом стражей исламской революции (КСИР).

Кого на переправе поменяют

Костяк нового кабинета составят члены предыдущего правительства, главными достижениями которого стали подписание соглашения об урегулировании иранского ядерного кризиса и начавшийся выход страны из изоляции.

Лицо новой внешней политики Тегерана Мохаммад Джавад Зариф, принимавший активное участие в переговорах с шестеркой международных посредников по иранской ядерной проблеме, сохранит свою должность главы МИДа. Кроме того, останутся на своих постах министр нефти Бижан Намдар Зангане, вместе с Джавадом Зарифом договаривавшийся о возобновлении сотрудничества с Западом, министры внутренних дел, информации. В целом в состоящее из 18 членов иранское правительство войдут 11 министров из предыдущего кабинета.

Вместе с тем правительство предстанет в заметно обновленном виде — в нем появится семь новых лиц.

Главные кадровые перестановки произойдут в Минобороны, Минэкономики и Минэнерго. Новым министром обороны в случае одобрения его кандидатуры парламентом вместо генерал-майора Хосейна Дехгана станет его заместитель генерал Амир Хатами.

Таким образом, впервые за более чем два десятилетия иранское оборонное ведомство возглавит кадровый военный, а не представитель Корпуса стражей исламской революции, к которому принадлежит генерал-майор Дехган. Предстоящая рокировка расценивается как попытка президента Роухани вывести ключевое силовое ведомство из-под контроля КСИР — военно-политического формирования, считающегося оплотом консервативных сил.

Учитывая, что помимо укрепления безопасности страны приоритетными задачами нового кабинета станет экономическое развитие, произойдет смена руководства Минэкономики, которое должен возглавить нынешний замминистра Масуд Карбасиян (в настоящее время этот пост занимает Али Тайебния).

Едва ли не главный сюрприз — выдвижение на пост министра телекоммуникаций новичка в большой политике, 35-летнего инженера Мохаммада Джавада Джахроми, который станет самым молодым членом нового правительства.

Несмотря на то что ряд планируемых перестановок свидетельствует о стремлении президента Роухани продолжать курс на ограничение влияния своих оппонентов, пытавшихся не допустить его переизбрания на второй срок, иранские реформаторы уже подвергли кадровую политику главы государства резкой критике. По мнению представителей либерального лагеря, президент Роухани пошел на слишком серьезные и неоправданные уступки консерваторам.

Так, Хасана Роухани упрекают в том, что в его новом кабинете не будет ни одной женщины. Тот факт, что президент предпочел составить свой новый кабинет из одних мужчин, рассматривается наиболее радикально настроенными реформаторами как «капитуляция» главы исполнительной власти перед влиятельными религиозными ортодоксами. Кроме того, в новом правительстве нет ни одного суннита, хотя они составляют 10% населения преимущественно шиитского Ирана.

В то время как либеральная оппозиция обвиняет его в соглашательстве, по оценкам наблюдателей в Тегеране, с утверждением нового правительства в иранском Меджлисе не должно возникнуть особых проблем. Во время инаугурации Хасан Роухани получил благословение духовного лидера революции, и это рассматривается как косвенное подтверждение того, что президент умело балансирует между различными центрами силы и заключил «пакт о ненападении» с противниками реформ.

Однако как долго продлится этот вынужденный консенсус внутри иранской элиты, будет зависеть как от развития международной ситуации вокруг Ирана, так и от темпов решения стоящих перед страной острых социально-экономических проблем.

«Положение Тегерана остается крайне сложным. Администрация президента Трампа отвергла план Барака Обамы, состоявший в том, чтобы путем сближения с Ираном подорвать позиции “традиционалистов” и усилить “либералов”. Вашингтон вернулся к более топорной идее поиска вариантов для свержения иранского режима, и новому правительству предстоит искать на это свой ответ»,— резюмирует Максим Сучков.

kommersant.ru

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary