21 сентября, Четверг


В 2017-м в Венесуэле может произойти то, что произошло в России в 1917-м

Аналитический Центр

A- A A+

Начало года ознаменовалось в Венесуэле резким обострением борьбы между двумя ветвями власти. В минувший понедельник находящаяся в руках оппозиции Национальная ассамблея страны объявила президента Николаса Мадуро «оставившим свой пост» из-за неисполнения им своих обязанностей и призвала к проведению досрочных выборов. За такую резолюцию проголосовали большинство депутатов - 106 человек из 167. Как заявил новый спикер парламента Хулио Борхес, Николас Мадуро «фактически ушел со своего поста», потому что он оказался неспособным справиться с острейшим социально-экономическим кризисом в стране. (Как будто все остальные выглядят в этом плане исключительно блестяще!)

Подобное решение венесуэльского парламента в латыни называется in extremis: действующая Конституция не предполагает подобное отстранение президента от власти. Ссылаясь на Основной закон, Верховный суд Венесуэлы запретил депутатам отправлять в отставку Мадуро и обязал членов парламента воздержаться от декларирования «политической ответственности» действующего президента. С этим вердиктом согласились и местные юристы. Как заявил один из них, Педро Альфонсо дель Пино, «оставить свой пост» и  «исключительно плохо справляться со своими обязанностями» не одно и то же.

Страна тонет в море нефти

Однако новая схватка между Национальной ассамблеей и президентом предвещает в 2017 году, возможно, еще более жесткие баталии в этой потенциально богатой стране, превращенной ее правителями в государство без руля и ветрил.

Кризис затронул абсолютно все сферы венесуэльской экономики, и в первую очередь ее нефтедобывающую отрасль. В конце прошлого года ее министр нефти Эулохио дель Пино сыграл выдающуюся роль в лоббировании снижения квоты нефти, добываемой странами-членами ОПЕК. Ему удалось сделать то, чего были не способны добиться предшественники дель Пино - Рафаэль Рамирес и племянник бывшего лидера Уго Чавеса, Аструбал Чавес. Однако после этого президент Мадуро снял его со своего поста. Что же случилось, в чем провинился перед своей страной этот чиновник?

Как оказалось, после достижения исторического компромисса внутри ОПЕК, к которому присоединились и другие государства-члены картеля, Эулохио дель Пино был отправлен спасать домашнюю "нефтянку", где требовалось совершить сальто-мортале наоборот - не снизить количество добываемой нефти, а резко повысить его.

Будучи министром, Эулохио дель Пино формально не оставлял другой своей должности - руководителя крупнейшей нефтяной компании страны Petroleos de Venezuela (PDVSA). Однако в течение всего 2016 года челночные вояжи по странам - членам ОПЕК с целью убедить их снизить квоту занимали почти все его время, и на PDVSA сил уже не оставалось. А там дела шли из рук вон плохо. Если в начале 2014 года производство нефти в Венесуэле составляло 2,9 миллиона баррелей в день, то к ноябрю 2016 года оно сократилось до 2,3 миллиона, а независимые экономисты считают, что страна добывает даже меньше, что-то около 2 миллионов баррелей.

Старые нефтяные поля на западе страны истощаются, а в потенциально самом богатом нефтяном районе Венесуэлы, так называемом "поясе Ориноко" добывается слишком тяжелая нефть, по сути мазут, и на ее переработку требуются миллиарды долларов, которых у страны нет. В результате Венесуэла вынуждена импортировать легкую нефть из Алжира, мешать ее со своей тяжелой нефтью, дабы можно было продавать этот "коктейль" на мировом рынке.

Самая богатая нефтью страна в мире, чьи валютные поступления на 95 процентов зависят от экспорта нефти, балансирует на грани дефолта. Валютные резервы составляют приблизительно 12 миллиардов долларов. Между тем только в апреле этого года Венесуэла должна будет выплатить свыше 3 миллиардов по своим внешним долгам.

Как пишет агентство Bloomberg, миссия Эулохио дель Пино, каким бы опытным руководителем нефтянки ни был, будет impossible - невозможной. И вот некоторые наши аргументы в пользу этого вывода.

Новогодние пляски вокруг местных банкнот

В течение 2016 года президент Мадуро неоднократно обещал скорректировать свою валютную политику, в первую очередь установить разумный обменный курс местного боливара по отношению к доллару. Но он не сделал ничего из обещанного, и Венесуэлу под Новый год и после него накрыл жесточайший кризис ликвидности. Сам лидер получил прозвище Гринч. Так звали героя голливудской картины "Гринч, похититель Рождества", которого сыграл блистательный комик Джим Керри. Ему по сценарию было доверено украсть самый любимый праздник людей в году.

Правительство уже давно перестало публиковать официальные данные о росте инфляции в стране. Как считают независимые экономисты (этот прогноз поддерживает и МВФ), инфляция в Венесуэле в прошлом году составила 484,5 процента и была самой высокой в мире. Независимые экономисты говорят о 720 процентах. Bloomberg провело свое исследование, замерив рост цены на чашку кофе с молоком за последние 18 месяцев. Выяснилось, что за это время цена на чашку популярного напитка поднялась с 450 до 1100 боливаров (!?). То есть, если взять эти изменения в масштабах года, то инфляция в стране достигла, по Bloomberg, 1289 процентов.

Иного и быть не могло. Как указывает издание The Daily Beast, в сентябре этого года в стране циркулировало 6,6 триллиона боливаров. К началу декабря это количество увеличилось до 9,4 триллиона (рост за квартал на 42 процента). Результатом стало полное обесценение местной денежной единицы и резко возросший спрос на доллары в начале праздничного сезона, когда и правительство, и частный сектор увеличивают импорт товаров и пытаются покрыть издержки конца года.

Меры властей привели к резкому росту курса доллара на "черном рынке". Если в конце октября один доллар США стоил 1200 боливаров, то сейчас его курс составляет 3355 боливаров. В то же время установленный в стране фиксированный (так называемый гарантированный) обменный курс - всего 10 боливаров за доллар.

Тут-то и грянуло "похищение Рождества" президентом Мадуро. В середине декабря он объявил о том, что из оборота выводятся все банкноты в 2, 5, 10, 20, 50 и 100 боливаров. Первые пять из перечисленных купюр фактически уже давно стали бесполезными бумажками. Но даже банкнота в 100 боливаров на "черном рынке", по ценам которого живет страна, стоила… около 2 американских центов.

Изъятие из обращения самых больших - по сто боливаров - купюр, на которое власти отвели 72 часа, породило хаос и беспорядки в стране. Люди устремились в банки, но те даже до окончания обозначенного срока отказывались выдавать наличные, а старые деньги они также не принимали. Людские потоки с рюкзаками, набитыми банкнотами, направлялись к банкоматам, чтобы таким образом избавиться от "стольников", и там образовывались километровые очереди.

А в нескольких крупных городах страны, таких как Сьюдад Боливар, тысячи граждан начали штурмом брать продовольственные и хозяйственные магазины. В ходе столкновений с полицией пять человек были убиты, сотни пострадали. Испугавшись еще большего разгула насилия, Мадуро приказал продлить срок действия купюр по 100 боливаров до 20 января.

Ответственность за разразившийся в стране кризис ликвидности власти, разумеется, на себя не взяли. Вместо этого они обвинили во всем случившемся "империализм США". По версии правительства, Министерство финансов Соединенных Штатов в сговоре с "продажным венесуэльским бизнесом" решило обескровить венесуэльскую экономику путем массового вывоза из страны на самолетах купюр по 100 боливаров в Западную Европу. Как объявил нации Мадуро, "международная мафия" была намерена оставить в стране всего 2 процента "банкнот по сто", но в результате проведенной властями "крайне успешной операции" 80 процентов нелегально вывозимых денег удалось задержать…

Театр абсурда у бензоколонок

Самая экзотическая картина в Венесуэле сложилась на ее автозаправках. В стране уже много лет существует самая низкая цена на бензин в мире, но сама эта констатация мало кого впечатляет. В феврале прошлого года власти подняли цену на 95-октановый бензин аж в 60 (шестьдесят) раз, но бензин остался самым дешевым на планете. Официально он стоит около 6 боливаров за литр, а по ценам "черного рынка" - меньше 0.01 цента. То есть, чтобы наполнить бак обычной машины, потребуется где-то около тридцати-сорока американских центов. А это цена той самой чашки кофе с молоком, которая в Венесуэле стоит не меньше, чем в Америке.

Власти понимают нелепость положения. Как признавал бывший нефтяной министр Рафаэль Рамирес, сохранение субсидированных цен на топливо приводит к тому, что страна ежегодно теряет несколько миллиардов долларов. Но, с одной стороны, правительство не может слишком уж резко повышать цены на бензин, опасаясь повторения беспорядков 80-х годов прошлого века, когда в ходе всенародного бунта, жестоко подавленного войсками, погибло свыше 300 человек. С другой стороны, при таких "ножницах" в официальном обменном курсе и котировках "черного рынка" любое даже значительное повышение цен на топливо оказывается бессмысленным, ведь "зеленый" на улице растет еще быстрее.

День простоять, да ночь продержаться

Как же венесуэльские власти собираются выходить из этого кризиса? Традиционным большевистским способом. Никаких уступок оппозиции. Никаких свобод населению. Никаких компромиссов с политическими противниками.

В начале наступившего года указом президента Николаса Мадуро первым вице-президентом страны назначен 42-летний Тарек Эль-Айссами, губернатор штата Арагуа, выходец из сирийско-ливанской семьи. Этот человек называет себя "радикальным чавистом". У него репутация крайне жестокого деятеля, который не допустит никакого бунта и будет подавлять сопротивление отчаявшейся нации огнем и мечом.

Тарек Эль-Айссами

И тут мы возвращаемся к началу нашего рассказа. Независимо от того, что Верховный суд Венесуэлы признал незаконными попытки Национальной ассамблеи объявить импичмент президенту, над ним таки навис дамоклов меч досрочной отставки. Слишком уж глубок кризис в стране, и возможно, что сами чависты захотят избавиться от непопулярного президента.

Если это произойдет, на смену Мадуро придет избранный им Тарек Эль-Айссами, и таким образом власть "радикальных чавистов" в стране сохранится, несмотря на противодействие 80 процентов граждан.

План Кубы и Ирана

Для самих венесуэльцев и для всего мира это плохая новость. По данным The Wall Street Journal, органы правосудия Америки считают Тарека Эль-Айссами ключевой фигурой венесуэльского наркобизнеса. И это еще полбеды. Как свидетельствует Джозеф Хьюмайр, исследователь из американского мозгового центра Center for Secure Free Society, Тарек Эль-Айссами "является проводником исламского наркотерроризма", и если он станет президентом этой страны, то она превратится в настоящее "наркогосударство".

Преемника Мадуро нашли Иран и Куба, пишет информированная американская газета El Nuevo Herald. Как утверждает упомянутый вашингтонский Сеnter for Secure Free Society, о возвышении Эль-Айссами заговорили сразу после визита в Каракас в сентябре прошлого года иранского президента Хасана Роухани. По данным независимых венесуэльских исследователей, Тегеран согласился совершить крупные инвестиции в венесуэльскую экономику, но в обмен потребовал, чтобы к власти в этой стране пришел его человек.

Луис Флейшман, научный сотрудник американского Center for Security Policy, называет Эль-Айссами "одним из главных представителей "Хезболлах" и других экстремистских организаций Ближнего Востока в Латинской Америке. А в опубликованном в 2014 году исследовании Center for Secure Free Society говорится, что Эль-Айссами играл важную роль в создании террористической сети исламского фундаментализма на Латиноамериканском континенте.

В этом докладе сообщается также, что, будучи министром внутренних дел Венесуэлы в 2012 году, Тарек Эль-Айссами приказал выдать 173 венесуэльских паспорта гражданам Ирана, Ирака, Сирии, Иордании и Ливана, тесно сотрудничавшим с "Хезболлах". А в это время его двоюродный брак Хусам Айссами, возглавлявший венесуэльское консульство в Аммане, обеспечивал прикрытие этим людям по созданию подпольной террористической сети.

По данным El Nuevo Heralds, бывший лидер Уго Чавес с недоверием относился к Эль-Айссами, считая, что тот за его спиной рвется к власти и в этом поддержку ему готов был оказать Николас Мадуро. Теперь этот план может быть осуществлен. Как считают независимые венесуэльские эксперты, дуэту Эль-Айссами и Мадуро удалось побороть сопротивление националистически настроенных военных, недовольных засильем кубинцев. Чавес, уже больной человек, вынужден был принять ультиматум Гаваны, которая настояла на том, чтобы его преемником был Мадуро. Повышение в ранге Тарека Эль-Айссами стало также планом Кубы, разработанным его лидерами совместно с Ираном.

Какие последствия эти темные игры могут иметь для Латиноамериканского континента и всего мира? Лишенная какого-то было демократического выхода, не имеющая реальных перспектив на выход из острейшего кризиса, с "радикальными чавистами", которые настроены на усиление репрессий и преследование инакомыслящих, Венесуэлу уже в 2017 году может "рвануть" так, что это дестабилизирует не только нефтяной рынок, но и вызовет конвульсии в мировой экономике. Семена "социализма ХХI века", некогда посеянные Чавесом, принесут ядовитые плоды в год, когда "все прогрессивное человечество" будет отмечать столетие другой революции, потрясшей мир.

Евгений Бай

Haqqin

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary