20 ноября, Понедельник


"Эрдоган становится турецким Путиным" - российский историк о результатах референдума -Эксклюзив

Интервью

A- A A+

Российский политолог, кандидат исторических наук Олег Кузнецов ответил на вопросы Eurasia Diary касательно референдума, проведенного вчера в Турции. Он рассказал про раскол в турецком обществе и про последствия новой реформы.

Напомним, вчера в Турции прошел национальный референдум, по результатам которого большинство жителей страны проголосовало за расширение президентских полномочий. 

Eurasia Diary: Олег Юрьевич, почему все-таки турецкий народ поддержал реформу?

Олег Кузнецов: Давайте будем говорить честно: перевес 52 % голосов против 48 % - почти минимальный, поэтому я не стал бы говорить о том, что весь турецкий народ поддержал нововведения Эрдогана. О большинстве можно говорить только тогда, когда оно явное или, как говорят правоведы, "квалифицированное" - две трети или три четверти голосов. Если бы так было на референдуме в Турции, тогда можно было бы говорить о поддержке большинства. При таком исходе голосования я не могу быть столь оптимистичным. Речь должна идти скорее не о победе Эрдогана, а о расколе в турецком обществе.

Абсолютно все международные аналитики обращают внимание на тот факт, что жителю Стамбула, Анкары, Измира, т.е. городов - «миллионников», центров сосредоточения капитала и бизнеса, не поддержали идею окончательного перехода от парламентской республики к президентской. После референдума противостояние Эрдогана и элит не только не ослабнет, а наоборот усилится. Если до этого момента Эрдогану противостояла армия и бюрократия, преданные идеям Гази Мустафы Кемаля Ататюрка, то теперь в оппозицию Эрдогану может встать и крупный бизнес, после чего его политическая будущность окажется под серьезным вопросом.

Я был в Турции за пределами туристических зон, а поэтому прекрасно представляю себе то социальное расслоение, которое объективно присутствует в турецком обществе. Поэтому я не исключаю перерастания политического противостояния в социальное и дальнейшего развития ситуации по сценарию, который был в России после октября 1917 года. В современном мире нельзя опираться только на беднейшие слои сельского или провинциального населения, ущемляя при этом политические интересы городской буржуазии. Ничего хорошего из этого я не вижу.

Eurasia Diary: Какова вообще позиция российской стороны к подобной реформе в Турции?

Олег Кузнецов: Та модель устройства государственного управления, которую выбрала для себя Турция на прошедшем референдуме, ничем не отличается от той формы правления, которая существует сегодня в России или в Азербайджане. Поэтому для российского политологического сообщества она понятна и не нова, по крайней мере, для той его части, которая не зарабатывает себе на жизнь популизмом и комментированием событий в угоду политической конъюнктуре. По результатам референдума Эрдоган становится турецким Путиным со всеми свойственными модели "ручного управления" государством механизмами и инструментами.

Трезвомыслящим людям в России понятно, что отныне стратегию развития Турции отныне будет определять не парламент, а администрация Эрдогана, правительство усилит позиции в оперативным управлении страной. Но пока не понятно, как поведут себя регионы, особенно с преобладанием курдского населения. Сегодня же можно говорить только об одном - республика Мустафы Кемаля Ататюрка по результатам референдума окончательная стала историей.

Eurasia Diary: На что действительно повлияет принятая реформа? Как изменится  ситуация в регионе и в отношении с ЕС?

Олег Кузнецов: Любой референдум оказывает влияние, в первую очередь, на внутриполитические процессы в стране, а не на ее внешнюю политику. В мире существует множество государств с самыми разными формами правления, и это не оказывает ни малейшего влияния на их позицию на международной арене. Я вообще бы не стал увязывать между собой государственно-правовые и внешнеполитические аспекты. Обычно любое государство в своей внешней политике демонстрирует согласованную волю правящих элит, а референдум в Турции пока привел к расколу в обществе, в том числе и в верхних эшелонах власти. Должно пройти время, чтобы "верха" вновь обрели консенсус в новой для себя конфигурации структуры, и пока этого не произойдет, на мой взгляд, будет крайне опрометчиво говорить о каком-то конкретном влиянии итогов референдума в Турции на внешнюю политику этой страны.

Беседовала Наталья Гулиева

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary